Египет. Горячий воздух пустыни!

Египет. Горячий воздух пустыни!Именно он – горячий сухой ветер пустыни – первое, что встречает тебя в аэропорту. Он и последнее, что провожает. И это то, что сопровождает тебя повсюду, если ты решился ступить на земли Африки. Этот особенный, плотный, знойный воздух будто окутывает тебя, но ровно до тех пор, пока ты не оказываешься в море.Египет. Горячий воздух пустыни!Именно он – горячий сухой ветер пустыни – первое, что встречает тебя в аэропорту. Он и последнее, что провожает. И это то, что сопровождает тебя повсюду, если ты решился ступить на земли Африки. Этот особенный, плотный, знойный воздух будто окутывает тебя, но ровно до тех пор, пока ты не оказываешься в море. Суша – его территория, и ты для него чужак, и ты будешь в его власти. Но только не в воде, в этих ласковых волнах самого чистого на свете Красного моря. Даже в самое страшное для человека дневное пекло, оно бережно обволакивает тебя и надежно держит в своих глубинах.

Сколько бы мне не говорили, что я сумасшедшая, раз решила поехать в Египет в самый жаркий месяц года – август, я решительно отвечаю: тамошние +40 лучше, чем наши +35. Проверено на себе)) Хотя этим летом такими цифрами никого не удивишь. Непривычно, скорее, то, что всё время приходится перемещаться из прохладных помещений и автобусов на горячий воздух и обратно, хотя и к этому достаточно быстро адаптируешься. А так жить очень даже можно, и живется, скажу я вам, прекрасно!

Самый, пожалуй, рейтинговый вопрос, который задают по приезду – что больше всего запомнилось и понравилось? Да простят меня море, такое теплое и красивое; пустыня, сама сущность Африки; пирамиды, которых боится само время; Нил, душа Египта… я всё про горы и про горы… люблю я их! И это уже, наверное, навсегда!

Гора Моисея и другие Синайские горы.

Никакая не мега популярная экскурсия, но именно ради неё я ехала в Шарм-эль-Шэйх (из других мест не возят), да что там, ради неё я ехала в Египет. Ветхозаветная история, в какой-то мере «мекка» для христиан, священный пик высотой 2285 метров над уровнем моря, привлекающий миллионы паломников… это всё она – ныне гора Моисея, а исторически Хориву, на которой пророк получил от Бога скрижали веры и десять заповедей.
3 часа подъема ночью, в полной темноте, где единственный ориентир – лента огней от фонарей, уходящая вперед, на сколько хватает глаз, и тянущаяся за тобой до самого низа. Пылающее звёздами небо над головой. И стук сердца, отмеряющий километры пути. Да, были конечно, крики «Кэмэл, кэмэл, верблюд, верблюд» для желающих облегчить себе подъем, были палатки с кока-колой и чипсами, совершенно неуместные в таком месте, были вылезающие из всех мест грехи туристов, которые непонятно зачем вообще потратили на всё это деньги… но это всё не главное, и от этого можно отрешиться. Первые 7 километров дались даже легче, чем я ожидала (спасибо спланированным проводником привалам), предстоял последний рывок наверх – 700 ступеней – часть древнего пути, проложенного монахами. И это тот самый момент, когда нужно переломить себя, боль, усталость.
Последние 150 — 200 метров – самый ответственный и трудный участок, ступени там мало соответствуют представлению обычного человека о них; это огромные камни, сложенные в мозаику узкой тропы, врезающуюся в отвесные горы, чтобы человеческое существо смогло покарабкаться наверх, во что бы то ни стало. Была кромешная тьма, никто никого не знал, никто ни на кого не обращал внимание… люди стремятся только добраться до цели, а цель у всех одна – вершина Святой Горы. Все движимы только одним – подняться на гору и встретить там рассвет, считающийся одним из самых красивых в мире.

Дул сильный холодный ветер. Уже появились очертания острых зубцов Синайских гор, раскинувшихся на большей части полуострова – места встречи континентов и разъединения морей. И стало странно, неужели я действительно преодолела весь этот невероятно тяжелый подъем? Неужели я оказалась так высоко, как никогда в жизни? Да, но в это трудно было поверить!

И весь этот путь наверх, эти путеводные огни фонарей, величие гор вокруг и сам факт того, что это наконец свершилось, напомнил слова одного философа: «Мы все одинокие корабли в тёмном море. Мы видим огни других кораблей – нам до них не добраться, но их присутствие и сходное с нашим положение дают нам большое утешение. Мы осознаем свое абсолютное одиночество и беспомощность. Но если нам удается вырваться из своей клетки без окон, мы начинаем осознавать других, и уже не так сильно боимся».

А потом постепенно ночной мрак стал синим, потом голубым, и горных вершин наконец коснулся первый солнечный луч, прорезавший небо розовыми, золотыми, желтыми, красновато-сиреневыми полосками. Сотни людей с изумлением увидели, какие вокруг пропасти и ущелья, долины и взгорья. В этот миг чувствовалось (или просто очень хотелось в это верить), что души собравшихся на вершине усталых, замерзших людей охватил необъяснимый восторг.

Это действительно непередаваемые ощущения, когда на горизонте из-за вершины горы появляется долгожданное круглое и маленькое красное солнце, и ты знаешь, что именно оно сейчас осветит все живое вокруг. И оно в тысячный раз, величаво всплывая над горизонтом, согреет и эти вековые горы, и этот людской муравейник.

В этот момент забываются все беды, горести, прощаются обиды и становиться спокойно на душе. Думаю, именно ради одного этого момента такое количество людей каждую ночь решаются на столь трудное восхождение. Подумать только, ради всего-то десяти минут! Но в них умещается целая жизнь…

Потом сразу начинается спуск. Опять же, нескончаемая, теперь уже разноцветная, ленточка из людских тел струится между камнями, как горный ручеёк стремится вниз, чтобы напоить влагой всё живое. И, аллилуйя, нам предложили выбор: спуск той же дорогой вместе со всеми (и верблюдами, конечно, тоже) или же продолжить по той самой древней дороге из 3750 ступеней, вырубленных монахами, – более сложной, опасной, но быстрой и красивой. Мы, конечно же, лёгких путей не ищем))) На этот путь решаются единицы, а тем, кто боится высоты, туда нельзя ни в коем случае.

Это вызов: рискнешь ли остаться с гранитной вселенной один на один? Не побоишься сделать 3750 шагов и ни разу не оступиться, не сорваться вниз, не сойти с выбранной тропы? Горы обманчивы. Тебе кажется, что вот она цель, уже недалеко, уже внизу показался монастырь Святой Екатерины, а каменные ступени уводят тебя из стороны в сторону по замысловатому серпантину, и конца им всё нет и нет. Но виды вокруг при этом… никакими словами их не описать, даже не буду пытаться. Немножечко эту красоту передают фотографии, но совсем чуть-чуть.
Вид у Синайских гор действительно какой-то библейский. Они не похожи на виденные мною ранее, и в чём-то даже уступают Крымским или Кавказским, но каждые горы не похожи друг на друга, тем они и хороши. Своей непохожестью.

…никто и не пытался считать ступени, чтобы понять, сколько нам всё-таки осталось. Со стороны спуск тех единиц людей, которые вместе с нами выбрали путь мазохистов, выглядел вполне обычно. Мы тоже не отставали, но ноги уже не слушались, ныла, казалось, каждая клеточка моего существа, и только мозг был обострен до предела, чтобы не потерять концентрацию… спотыкаться было нельзя, падать просто некуда: по краям отвесные скалы, под тобой ещё сотни метров… терпеть-терпеть-терпеть.

Впервые в жизни я была готова целовать землю. Ровную землю. Это было неподдельное, самое искреннее счастье, какое только может быть. Я поднялась и я спустилась. Я осталась жива, сердце выдержало, ноги выдержали, я выдержала. Однозначно можно сказать, что такого тяжелого физического испытания у меня в жизни не было. Это был мой личный подвиг, и он казался тогда самым величайшим и самым прекрасным. Но, стоп. Ведь такой же подвиг совершили сотни людей в этот день. И совершают ещё сотни каждую ночь и каждый день. И рядом с нами шли совершенно разные люди, полные и толстые, взрослые и пожилые, с палочками и посохами. А любой спортсмен, марафонец, или те же проводники скачут там как козочки. И что тогда есть мой подвиг по сравнению с сотней таких же подвигов? Что есть мой подвиг для этой горы? То же самое, что есть я в этой необъятной Вселенной…

И пока я ковыляла к монастырским стенам, я думала, что вряд ли решусь на это путешествие во второй раз, слишком тяжело, невероятно, но и так ничтожно… Но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что душа снова будет стремиться ввысь, и её ничто не испугает. И пусть это никакой не подвиг, но это новое знание о себе, а значит будут и новые восхождения. Ради этого рассвета. Ради этого преодоления. Ради этих эмоций. Ради этого счастья.

…до открытия монастыря оставалось ещё много времени. И оно было отведено на еду, но, видимо, организм испытывал такой шок, что просто не принимал пищу, поэтому, как истинные паломники, свои сухие пайки мы отдали бедным бедуинам и голодным мальчикам -попрошайкам. И немного досталось кошкам. О них вообще отдельный разговор, но не сейчас. Организм определенно хотел спать, ведь прошли уже почти сутки без объятий Морфея. Туристы устраивались поудобнее… на каменных тротуарах. Это были vip-места, ведь спиной можно прислониться к стене, а ноги протянуть на дорогу! Лица у всех людей были такие, как будто их пытали. Серьезно! И у нас были такие же. Ноги ещё дрожали, очень хотелось пить, сил не было в-о-о-б-щ-е. Выдавали глаза, они блестели, они говорили обо всём намного лучше еле ворочающегося языка.

Так прямо на дороге, как какие-то беженцы, ну или бомжи (кому как больше нравится) мы и передохнули, и поспали. Вот это приключение! Класс! Когда ещё окажусь в таких условиях?!

В монастыре нас ожидали неопалимая купина, колодец Моисея, мощи Святой Екатерины, но это интересно скорее верующим. Кто захочет, всегда сможет прочитать про всё в Википедии 😉 Могу лишь подтвердить, что всё существует.
После монастыря нас ждала только дорога назад, на курорт, в отель. На следующий день мы никуда не ездили. Мы вообще-то почти никуда и не ходили. Я ненавидела ступеньки. Я ненавидела слово ступеньки. Мои икры ног никогда ещё не знали такой боли)))

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Египет. Горячий воздух пустыни!Пирамиды и Сфинкс.

Да, они действительно большие. Они огромные. И очень величественные. И красивые. Восхитительные! Со стороны и по фотографиям трудно поверить, но между плитами действительно невозможно просунуть даже лезвие ножа. В голове не укладывается только одно: сколько это, 4500 тысячи лет? И ещё… что та маленькая девочка, которая с изумлением впервые читала в энциклопедии про 7 чудес света, сейчас здесь, и уже вскарабкалась по тем самым описанным многотонным плитам на третий ярус… Наверное, надо туда приехать на рассвете, погулять от пирамиды к пирамиде до заката, медленно и верно, словно смакуя благородное вино, осознавать, что это реальность. И чтобы проникнуться, пропитаться величием этого единственного сохранившегося чуда света. И почувствовать себя песчинкой по сравнению с ними.

Пирамид действительно боится само время, иначе и быть не может! Какие разные судьбы постигли все остальные великие сооружения древности, но не их. А может быть, им суждено было остаться в веках, чтобы выжил и Египет? Всё-таки туризм как вторая составляющая экономики страны не малого стоит. Сфинкс как символ стражника пирамид, а пирамиды – стражи страны. Эти египетские чудеса не затеряны где-то далеко в пустыне, а видны уже из центра Каира. Они здесь, рядом, только руку протяни, такие древние, но по-прежнему крепкие и прочные. Три великие усыпальницы фараонов Хеопса, Хефрена и Микерина как магниты для сотен тысяч туристов, как живое доказательство былого могущества этой страны.

Но как причудлива судьба… да, они остались в памяти и на слуху благодаря размерам своих творений. Десятки других пирамид разбросаны по долине Гиза. И все, все они были разграблены, опустошены, будто вывернуты наизнанку варварами… Все, кроме одной. И как сказал нам гид в Каирском музее, это для нас Тутанхамон – всё, а для них он никто. Ну, то есть для историков, египтологов наверное. Зря они, конечно, так о своём хлебе насущном. Фараон, в 9 лет ставший царём великого Египта, не правивший страной на деле ни дня и умерший в 19-ть… он познал только развлечения и прелесть юности. Но ведь во многом это и сыграло свою роль. Ведь не его пирамида больше влекла завоевателей и кочевников, не его жизнь. Судьба сыграла злую шутку с теми, кто стремился ввысь, к небу, а он остался в веках, уцелело всё, абсолютно. Целый этаж, огромные залы, отведены теперь в музее под его вещи, начиная от золотых карет, кроватей и погребальных камер, заканчивая украшениями, шахматами, бумерангами и… презервативом.

Но то, от чего просто невозможно оторвать глаз, это, конечно, погребальная маска. Все знают, как она выглядит, многие используют её изображение в коммерческих целях. Лицезрение в живую переворачивает всё сверх на голову! Просто невозможно оторвать глаз. Это изумительное, абсолютно симметричное, бесподобное творение человеческих рук… и опять-таки, просто невозможно представить, как это «ювелирное украшение» сотворили настолько идеально 4500 лет назад? На рекламной вывеске можно увидеть только желтизну золота, да синие полоски… маска Тутанхамона вся светится, и как будто изнутри! Видно, насколько точно подогнаны друг к другу драгоценные камни, как аккуратно они прорезают золотую гладь, как меняется их цветовая гамма! Глаза… за ними будто находятся настоящие живые, а эти из перламутра нужны лишь, чтобы не напугать безликую толпу вокруг. С витрин магазинов на нас «смотрит» огромный лик фараона, а маска ведь совсем небольшая, вернее сказать, натуральная, но это не портит впечатления, а совсем наоборот – добавляет.

Смотришь, и постепенно начинаешь представлять, как первооткрыватели пирамиды вскрывали погребальные камеры одна за другой (всё тело покойного, также из золота и камней, сделанное как наша матрёшка), как аккуратно снимали маску с мумии, а затем сознание уводит ещё дальше… как к пирамидам движется торжественная древняя похоронная процессия…

Со смотровой площадки открывается великолепная панорама на все три пирамиды и Сфинкса, но сейчас её прорезает современная трасса, у подножья пирамид как жуки — скоробеи движутся туристические автобусы, и как муравьи – люди… всё это окутано солнечными лучами, хочется прищурить глаза так, чтобы в пределах видимости остались только эти, самые известные из всех памятников человеческой истории, и представить себе хоть на мгновенье то время, когда Гиза еще не была туристическим центром, все вокруг выглядело, как на картине прошлого века, а к пирамидам можно было прийти, чтобы посидеть в тишине и подумать о вечном.

Египет. Горячий воздух пустыни!Каир.

Самый большой город африканского континента, в котором поразительно сочетается бешенный ритм современного мегаполиса и размеренный уклад древнейшего города. 22 миллиона человек бурлят там ежедневно, как в жерле вулкана, ппц! Поистине город контрастов. Даст фору любому другому городу, который тоже претендует на такое «звание». Впрочем, как и вся страна. 92% необитаема, т.к. это территория пустыни и гор, 8 % населения живет в дельте Нила. 96% населения мусульмане, 4% христиане. Очень мало богатых, очень много бедных. И так далее. Вернемся к городу.
Каир такой… безликий. Серо-бурый. Самые престижные и эээ… красивые дома, что вдоль Нила, европейскому глазу кажутся эээ… ужасными (не давайте читать эту заметку египтянам))). Круговерть из окон, кондиционеров, спутниковых тарелок, постельного белья, одежды создает хаос. А дома в бедных районах вообще «замечательно» смотрятся. Все окраины – это одна большая стройка… на века. Просто принято строить этаж для своей семьи и оставлять каркас (то бишь торчащие отовсюду железяки) для сына – чтоб он подрос и уже сам достроил бы для своей семьи… и так, кажется, до бесконечности. В целом впечатление от города довольно унылое, туристов радует Нил (как же, поплавали по самой длинной реке в мире!), ну и кого-то, может, сувенирные лавочки.

Египет. Горячий воздух пустыни!Египетские кошки.

Мне не нравились они, глядящие с иллюстраций из дорогой в свое время книжки про кошек, подаренной мне ещё в детстве. Совсем голые породы мне до сих пор не очень нравятся. Но когда я увидела вживую самых что ни на есть обычных египетских кошек, я тут же поняла, почему им поклонялись. Есть в них что-то магическое, что притягивает. А ещё они самые ласковые, самые милые, самые-самые………… я хочу себе такую!!! К ним до сих пор в стране очень уважительно относятся.

Они есть везде, где есть люди. Будь то латки с манго у трассы, придорожная кафешка, площадка для восточного шоу в пустыне у подножия гор, монастырь, город, торговые ряды с сувенирами. Они появятся непонятно откуда, заглянут в глаза, и ты уже не сможешь устоять… Если нечем угостить, можно налить воды – это тоже всегда на ура. В самом крайнем случае можно просто почесать за ушком, погладить, но тебе это разрешат делать недолго. Самые ласковые, но и самые настоящие кошки, которые гуляют сами по себе.

Прекрасно знают, когда и где появятся туристы, ждут. Территории словно поделены, есть своя мафия. Мы наблюдали и как ласкаются друг с другом, и как дерутся за столик!

Не важно, что я тут пишу и говорю, я влюбилась окончательно и бесповоротно! Не могу только пока выяснить условия, чтобы можно было вывести кошечку из страны :-) Хочу домашнюю богиню. Богиню любви и домашнего очага, кстати.

Иностранцы.

Такие они прикольные. Египтяне услужливые, добрые; торговцы арабы наглые и бесцеремонные, хотя есть исключения. Итальянцы шумные, эмоциональные. Англичане сдержанные. Все разные такие, интересно наблюдать. И ещё как будто все без комплексов. Только среди них я видела почти поголовно такую картину: свисает живот/обвисшая грудь/целлюлит/морщины, но обязательно пирсинг и татуировки чуть ли не в самых интимных местах (как будто там по-прежнему есть на что полюбоваться). Такое впечатление, что поход в салон за этими двумя «аксессуарами» там входит в обязанность, ибо возраст их обладательниц/лей, кажется, от 9 до 90! :-)

А вот персонал отеля и торговцы поражают своими лингвистическими талантами. Я, конечно, понимаю, что это никакое не глубокое знание, но всё равно… по 4-5 языков, это ж ппц!

Ой, кажется, я так ничего не написала про море! Да и что писать, это надо видеть, и только так! И смотреть надо именно в маске на то, что под водой. Тогда сами всё поймёте и точно также не найдете слов, чтобы это описать!

Вообще, удивительно, как целая страна, нация варьирует на грани сохранения своей самобытности и подстраивания под западный мир, чтобы выживать в нашем индустриальном мире. Но спасибо им за это. За то, что сделали свою историю открытой (ну и пусть сейчас выжимают из неё всё, что можно, кто бы так не делал), за построенные курорты (ну и пусть в них мало египетского, всё равно классно), за то, что терпят всё это даже в Рамадан, стараясь придерживаться его строгих правил, несмотря ни на что (ну и пусть пялятся, кто бы так не делал)))). Соседи наверняка им завидуют, что у них есть Нил и есть что показать туристам, но зря. Ведь, по сути, это всё, что у них есть. А у других соседей есть много нефти и газа, но кроме этого они не интересны в мире, а Египет – эту колыбель цивилизации – знают во всём мире с детского сада, а то и раньше. Он это заслужил. Определенно.

Добавить комментарий