Бельгийский город Брюг — родина Белоснежки и Трех поросят

Ничто так не поднимает настроение, как удачное путешествие. В этом вы сможете убедиться, поехав на северо-запад Бельгии, в небольшой, но очень харизматичный городок Брюг.Бельгийский город БрюгНичто так не поднимает настроение, как удачное путешествие. В этом вы сможете убедиться, поехав на северо-запад Бельгии, в небольшой, но очень харизматичный городок Брюг.

«Бывалые» путешественники говорят, что лишь там можно почувствовать дух Средневековья, заглянуть в хрустально чистое Озеро Любви и «облизать пальчики» после хрустящих запеченных куропаток. А от Брюсселя, столицы Бельгии, до Брюга рукой подать.

О своих впечатлениях от поездки в этот городок рассказывает студентка Лена, которая училась в бельгийском ВУЗе в течении года.

От опоясанного каналами Брюга Лена жала чего-то особенного. Впрочем, на перроне девушке показалось, что она уже здесь была — возможно, во сне, а, может, наяву. Около модных авто и двухэтажных автобусов стояли роскошные кареты. В пяти шагах от вокзальных ворот расположена так называемая визитка бельгийского города — старинная Рыночная площадь.

— В лабиринтах узких улочек мне показалось, будто я попала в сказку, в которой сплелись и прошлое и современность, — рассказывает девушка. — Туда-сюда ходили монахи, одетые в длинные, до самых пят сутаны и черные шапки с тесемками.
Мимо островерхих домиков ездили брички, запряженные четверками коней. За ними, что-то насвистывая, бегают толпы беззаботной детворы. Били куранты, звенели колокола, шумели уличные шансонье.

На пристани, куда спустились Елена, стояло несколько лодок и туристических катеров со стеклянными крышами. В очереди около речных судов уже собрались туристы.

Для прогулки по каналам студентка остановила свой выбор на бело-голубом катере с черепом на эмблеме. Судном руководил, казалось, настоящий «морской волк» — статный голландец в полосатой матроске. И не ошиблись — судно плыло настолько быстро, что от непривычки перехватывало дыхание.
Дома из темно-красного и коричневого кирпича начали сменяться деревянными. А кроме гербов с медвежьими головами, на фасадах все чаще и чаще стали появляться переплетенные линии, похожие на причудливые крестики.

— Я вспомнила мультики, которые любила смотреть в детстве, — улыбается Лена. — Точь-в-точь в таких хатах жилы трое поросят, Белоснежка и Красная Шапочка.

Капитан катера объяснил на английском, что крестики, которые так удивили девушку, не что иное, как деревянные «скелеты» домов. Как оказался, в древности в таких жилищах жили как состоятельные купцы, так и простые пивовары.

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Благодаря гибким каркасам веселые жители Брюга прозвали их «мебелью» и каждый раз передвигали подвижные стены с места на место. Теперь, как заметил мужчина, в городе запрещено сооружать новые дома — можно лишь реставрировать те, что уже есть.

Когда девушка спустилась с катера на берег, то увидела небольшое озерцо, по которому плавали белые лебеди.

— Вода в нем была хрустально чистой, а не зеленовато-серой, как в близлежащих каналах, — говорит она. — В зеркальной поверхности пруда отражались ветви деревьев и дома из камня.
Экскурсовод, который стоял около Елены, рассказывал, что это Минневотер, Озеро Любви. Именно здесь звучат пылкие признания на всех языках мира. А лебеди — любимые птицы местных жителей — символизируют верность и преданность в любовных отношениях.

В обеденную пору в центре города стало пусто, вспоминает девушка. Только на отполированной до блеска мостовой кучками лежали «ничьи» велосипеды, за которыми краем глаза присматривал суровый полицейский в каске. Елена уже довольно-таки сильно проголодалась и решила немного подкрепиться.

Рядом с кафе под названием «Флисенген» студентка заметила двух девочек — скрипачек в высоких белых чепцах и коротких передничках с кружевами. Они наигрывали душевные мелодии, подпевали французском и даже притопывали в такт ногами.

— Я остановились, встала на цыпочки и заслушалась, — делится воспоминаниями Лена. — Однако мой живот был безразличен к музыке и начал ворчать.
Поэтому, не долго думая, девушка зашла в полутемный зал кафе. Там было шумно и пахло дымом. Под ногами у девушки поскрипывал стертый дубовый пол. За барной стойкой стоял толстенький краснощекий усач и позвякивал фарфоровой посудой. Заметив девушку, он галантно поклонился.

— Пока мы шли к столику, бармен уверял, будто бы здесь бывал даже сам Рубенс. Не знаю, басня это или нет, а я поверила на слово, — говорит Елена. — В конечном итоге, полистав меню, заказала запеченный цыпленок с брюссельской капустой и кружку светлого пива, какие брюжцы называют «блондинкой».

Через несколько минут студентке стало душно — то ли от пенистого пива, или от огня, который весело потрескивал в мраморном камине. А по-домашнему теплая атмосфера понемногу убаюкивала.

— Я не хотела верить, что через два часа в купе скоростного экспресса со мной останутся лишь сладкие воспоминания о городе-мечте Брюге, — вздыхает о прошлом Лена.

Добавить комментарий